Решение Комиссии по ценным бумагам и биржам США (SEC)

Решение Комиссии по ценным бумагам и биржам США (SEC) по AirFox и Paragon знаменует собой окончание того, что я называю «первой фазой» правоприменительной стратегии регулятора в отношении сектора криптовалют.

Прежде чем углубиться в подробности, напомню, что SEC не творит закон. Законотворческая функция лежит на Конгрессе, а суды интерпретируют выносимые им решения. Юристы SEC определяют только свою собственную стратегию правоприменения. Ничто из того, что говорят они, не является юридически обязательным – они могут поменять своё мнение или проиграть в суде.

Начнём с правоприменительных действий. Согласно SEC, AirFox и Paragon привлекли миллионы долларов после того, как SEC выпустила свой отчёт по The DAO в 2017 году. Последние события были ожидаемыми в свете решения по EtherDelta, вынесенного на прошлой неделе.

SEC заявила, что обе компании выпустили ценные бумаги по категоризации теста Хауи. Поскольку ICO-токены не были зарегистрированы, компании нарушили положения пятого параграфа закона о ценных бумагах. Честно говоря, для меня и других юристов в сфере криптовалют в этом не было ничего удивительного.

Каким было наказание за выпуск незарегистрированных ценных бумаг? $250 000. Всё. Серьёзно. AirFox и Paragon привлекли $15 млн и $12 млн соответственно. Обе чисты перед законом после выплаты штрафа и соблюдения необходимых требований (регистрации и раскрытия информации).

Заметьте, что обеим компаниям был назначен одинаковый штраф, несмотря на то что они сильно отличаются. AirFox работает с финансовыми услугами, Paragon обслуживает индустрию незаконной марихуаны. Один из них кажется более рисковым. Да, обе заплатили по $250 000. Может быть, таким будет штраф для всех?

Здесь необходимо обратиться к заявлению SEC. Это первое заявление Билла Хинмана, после того как он сообщил, что биткоин и эфир не являются ценными бумагами, потому что они «достаточно децентрализованы». Последнее заявление охватывает все недавние правоприменительные действия SEC в отношении представителей индустрии: ICO, биржи, брокеров и фонды.

Поэтому я и говорю об окончании «первой фазы». Похоже, SEC готовила это заявление на протяжении целого года. Они выдвинули несколько стратегических обвинений против представителей каждой группы, чтобы собрать основу для заявления в качестве руководства для всех остальных.

Это классическая стратегия SEC, также известная как «направление при помощи правоприменения». Она может глубоко досаждать представителям индустрии, которым требуется чёткий набор правил, а не эти разрозненные решения. Но регуляторам это нравится. Благодаря этому они могут продолжать действовать по своему усмотрению.

Эта свобода действий имеет ключевое значение для понимания принципов правоприменения. На практике очень малая часть дел SEC оспаривается в открытую. Большинство решений выносится по результатам длительных закрытых обсуждений, где обе стороны обозначают свои сильные и слабые стороны и разбираются, что может произойти, если они вдруг действительно решат оспорить решение.

SEC редко стремится проверять неопределённые правовые теории в суде. Если они проиграют в серьёзном вопросе, например в вопросе о признании токенов ценными бумагами, это может повлиять на их стратегию правоприменения в контексте целой индустрии.

Как же избежать такого результата? Оставить правила размытыми и абстрактными.

По этой причине последнее решение не даёт ответа на вопрос о том, как федеральные законы о ценных бумагах работают с цифровыми активами. На вопрос «Когда цифровой актив является ценной бумагой?» у них один ответ: «Смотрите отчёт по The DAO». Хотя он и был опубликован 16 месяцев назад.

Решение даёт ещё меньше ответов на сложные вопросы, такие как регулирование децентрализованных бирж федеральным законодательством. Согласно их позиции, решение зависит от «сопутствующих фактов и обстоятельств». «Мы не уверены, поэтому нас лучше не спрашивать».